2012-2020 гг. Южная Корея.
Страна входит в число передовых, как в экономическом плане, так и по уровню технического развития. Но из-за частых военных конфликтов в мире в целом, корейские учёные создали препарат, который собирались впоследствии использовать на солдатах своей страны. Это открытие позволило бы солдатам южно-корейской армии стать идеальными машинами для убийства, позволив им забыть про «лишние» эмоции и чувства. Так должно было быть в идеале…
Во время испытаний выяснилось, что эффект от препарата непредсказуем, с различными побочными явлениями. Кто-то действительно потерял чувство страха, а кто-то, например, лишился сна. Были и такие, кто неожиданно приобрёл сверхъестественные способности. Именно последнее и стало в итоге определяющим фактором в судьбе дальнейшего использования препарата.
Сперва руководство Южной Кореи хотело отказаться от продолжения эксперимента, скрыв от общественности результаты испытаний. Но часть информации всё же попала в СМИ. Начались митинги протеста, вскоре переросшие в открытое военное противостояние. Вскоре этот конфликт охватил не только всю Южную Корею, но и остальные страны Азии, в итоге объединив их в единое государство, во главе которого встали военные. Чтобы подавить конфликт, начались репрессии - недовольных сажали в тюрьмы, а особо активные просто бесследно исчезали, что привело к возникновению подпольной оппозиции.
К самим же разработкам снова вернулись, но теперь уже делали упор на развитие сверхспособностей. Целью, по-прежнему, было создание суперсолдат, и её удалось достичь. Несколько десятков человек перестали быть обычными людьми.


2020-2028 гг. Азиатское государство.
Нынешнее состояние дел относительно мало чем отличается от дел 2012-2020 гг. Так как война продолжается, пусть она и перешла в информационную, но все же она ведется. Вот и оппозиция за все это время была вынуждена сменить тактику, потому что мутанты оказались весьма опасным оружием, и противопоставить им ей было нечего. Сейчас оппозиция сама активно использует этот препарат. Грань между властями и оппозицией постепенно стерлась, и войну продолжают вести по инерции, прикрываясь старыми лозунгами. Так что все это весьма относительно. Сама же власть стала все в большей степени напоминать диктатуру, а оппозиция из противников препарата превратилась в неких борцов за добро и демократию.
Но вот в чем вопрос: в мире, где уже никого не удивишь мутантами и сверхспособностями, но при этом осуждающем эти эксперименты до сих пор, кто они теперь? Мутанты? Изгои? Или же и для них найдётся место в этом мире? Смогут ли они ужиться среди обычных людей, в том числе, и с дорогими им людьми? Будут ли они когда-нибудь прежними?